«Сегодня одной из главных задач является не допустить излишней концентрации в процессе слияний и присоединений»

05.10.2016

«Сегодня одной из главных задач является не допустить излишней концентрации в процессе слияний и присоединений»

О том, как ФАС относится к доказательству сговора страховщиков ОСАГО на основании данных статистики, как изменилась ситуация с жалобами на проблемы с покупкой полисов обязательной «автогражданки» после введения «Единого агента РСА» и видит ли антимонопольный орган проблему в усиливающейся концентрации страхового рынка, рассказал АСН замруководителя ФАС Андрей Кашеваров.

– В последнее время предпринято несколько серьёзных действий, препятствующих навязыванию страховщиками дополнительных услуг: начата продажа электронных полисов ОСАГО, введён «период охлаждения», позволяющий расторгать навязанные договоры. В ряде регионов работает так называемый «Единый агент РСА». Уменьшило ли это поток жалоб, или изменения ещё не заметны? Когда можно ожидать эффекта от этих мероприятий?
– Жалобы изменились. Поскольку было широко объявлено о доступности электронных полисов ОСАГО, в 2016 году мы получили 61 жалобу на невозможность приобрести таких полисов онлайн, для сравнения в 2015 году их было всего две. Есть и статистика жалоб на навязывание страховых услуг - здесь мы наблюдаем некоторое снижение в их количестве. Однако следует отметить, что сегодня на первый план вышли жалобы в принципе на невозможность приобретения полисов ОСАГО, в том числе и в случае отказа от приобретения дополнительных услуг. И даже введение системы «многосторонний агент» ситуацию пока не изменило – полагаем, необходимо время для, чтобы изменения стали заметны.

Тут, правда, следует отметить, что мы теперь не являемся адресатами жалоб, поскольку с пятого января текущего года вступил в силу так называемый «четвертый антимонопольный пакет», и мы теперь не возбуждаем антимонопольные дела по заявлениям граждан, указывающим на ущемление конкретно их прав и интересов. Теперь граждане обращаются в ЦБ РФ, где создана служба по защите прав потребителя на рынке финансовых услуг, и реже - в Роспотребнадзор. У нас осталась одна опция: возбуждать дела, касающиеся ущемления крупными игроками рынка интересов неопределенного круга потребителей. Сейчас правоприменение по этой норме только нарабатывается и формируются подходы.

– Как понять выражение «неопределенный круг потребителей»?
– Наиболее устойчивая, но следует учитывать, не единственная схема признания действий финансовых организаций, злоупотребляющих доминирующим положением на рынке по отношению к неопределенному кругу потребителей - это нарушения в типовых договорах. Тогда действительно эти нарушения затрагивают неограниченный круг лиц.

–А когда следует ожидать эффекта от всех перечисленных изменений?
– «Период охлаждения» ввели не так давно. Потребуется больше времени, чтобы оценить эффективность этой меры. Но судя по устным отзывам, можно сделать вывод, что пяти дней не хватает на то, чтобы заявить о расторжении навязанного договора добровольного страхования. Опция по возврату страховых продуктов – это не абсолютная новизна. Многие страховщики вводили такую возможность в добровольном порядке, и практика показывает, что возвраты полисов не превышают 3-4%. Мы надеемся, что этот уровень сохранится. Но следует отметить, что оптимальный срок возврата полиса – две недели, что соответствовало бы европейской практике. Я хочу подчеркнуть, что введение периода охлаждения мы приветствуем, а результаты нужно оценивать позже.

– Андрей Борисович, а как Вы оцениваете инициативу некоторых региональных подразделений ФАС определять сговор страховщиков на основании данных статистики, считая их совпадение доказательством этого факта?
– Инициативу наших региональных подразделений оценивает в первую очередь суд. Мы всегда судимся по этим делам, и суды практически всегда принимают нашу сторону. Пока проигранных дел ни в одном субъекте Российской Федерации нет. Когда количество жалоб на навязывание дополнительных страховых услуг было на пике, мы возбудили несколько дел в различных субъектах: в Ростове, в Челябинске и других. Доказательная база в таких делах основывается на правоприменительной практике, которая вырабатывалась годами. Наши коллеги в регионах руководствуются данными статистики. Все цифры и параметры в статистике должны между собой стыковаться. Например, мы оцениваем некую компанию, у которой внезапно стали расти сборы по ОСАГО при том, что выплаты были на самом высоком пределе: составляли ровно 77%. А у других участников рынка, скажем, убыточность ниже, на уровне 55-60%, но при этом они снижают продажи. Тоже возникает вопрос. Когда наши коллеги принимали решение, они делали это на основе подробного анализа всех цифр. Страховые компании можно понять: они не хотят уходить в зону убыточности, но в данном случае необходимо учитывать норму закона. Если к вам обратились за полисом – вы обязаны его продать. Проблемы есть, но последние решения направлены на то, чтобы обеспечить баланс – соблюсти права потребителя и не допустить ухода с рынка страховых компаний по причине их убыточности.

– На сегодняшний день на компании первой пятерки приходится почти половина всего объёма страхования в России. Не беспокоит ли вас такая концентрация страхового рынка?
– Конечно беспокоит. Такие явления мы наблюдаем не только на страховом рынке, но даже в большей степени – на банковском. На мой взгляд, это непреодоленное наследие Советского Союза. В советское время было шесть банков и две страховые компании. И сейчас на банковском рынке процент концентрации ещё выше. По кредитам и депозитам 60-68% приходится на три банка! Концентрация на рынке ценных бумаг значительно ниже, поскольку рынок этот создавался в постсоветское время и без господдержки. А там, где мы унаследовали конфигурацию, которая была в Советском Союзе, эти предпочтения населения и других, нефинансовых участников рынка оправданы психологически – если вы выросли на «Росгосстрахе» и Сбербанке, то вряд ли станете менять свой выбор. Мы стремимся к тому, чтобы в банковском секторе равномерно распределялись пассивы. Рынок активных операций в связи с высокой конкуренцией обеспечивает банкам примерно равное положение. А вот с точки зрения пассивов госбанки и кэптивные банки, созданные крупными монополиями, имеют некоторые преимущества перед универсальными банками, в том числе и региональными. А страховой рынок исторически складывался вокруг «Росгосстраха» и «Ингосстраха». И, несмотря на то, что количество компаний сократилось, лидеры остались прежние. На рынке страхования доли рынка перераспределяются быстрее, чем на банковском, и сам рынок менее концентрирован. С точки зрения конкуренции в разрезе федеральных округов рынки страхования умеренно и даже низко концентрированы, хотя надо понимать, что все зависит от вида страхования – по отдельным видам страхования ситуация может быть противоположная. Есть конечно отдельные субъекты Российской Федерации, где концентрация на рынке страхования в целом очень высока, например, некоторых субъектов из Южного и Дальневосточного Федеральных округов.

Сегодня одной из главных задач является не допустить излишней концентрации в процессе слияний и присоединений. Мы достаточно часто отказываем страховщикам, когда в результате слияния они могут занять доминирующее положение в отдельных субъектах. Сейчас наиболее проблемной зоной является обязательное медицинское страхование. В связи с нормативным увеличением размера уставного капитала страховых медицинских компаний до 120 млн р. активизировались процессы слияния и поглощения. Когда слияние происходит потому, что компания не смогла увеличить уставный капитал, оно объяснимо. Трудно понять слияние двух страховых медицинских организаций с уставным капиталом свыше 120 млн р. – в этом случае концентрация резко усиливается, а объективная необходимость слияния отсутствует. В таких случаях мы препятствуем слиянию, предварительно оценив последствия как согласия, так и отказа.

– Как вы оцениваете будущее страхования? Это будет 20-30 крупных федеральных компаний или у региональных и не слишком больших столичных тоже есть шанс? Входит ли это в зону ответственности ФАС?
– Тяжело прогнозировать. Очень многое зависит от мегарегулятора и регулирующего воздействия. Трудно сказать, как сейчас будет развиваться банковский рынок, если ЦБ воплотит в жизнь концепцию пропорционального регулирования. Это повлияет на конфигурацию рынка.

Например, в США пока банки могли действовать только в пределах одного штата, было 12 тыс банков, а когда это ограничение убрали, количество резко сократилось.

В страховом секторе регулирование стремительно сближается с банковским. Это может повлиять на количество компаний. Разные виды надзора планируются и в страховании, начиная с 17-го года. И это вполне целесообразно. Давайте вспомним, как была приостановлена лицензия по ОСАГО у «Росгосстраха». Они перестали продавать полисы, и к нам посыпались письма с возгласами «Верните «Росгосстрах»!», поскольку на многих территориях он был единственным продавцом. Поэтому когда речь идёт о крупном игроке, мы должны проходить между Сциллой и Харибдой: можно убрать игрока с рынка, но при этом в ряде регионов оставить население без услуги. Пусть это всего лишь на какое-то время, но если вы сегодня из-за отсутствия полиса не можете выехать на дорогу, вам это время покажется вечностью. Для того, чтобы предупредить подобное, нужен пропорциональный надзор и тонкое регулирование, когда без приостановки лицензии даётся возможность исправить нарушения, чтобы не оставлять потребителя без услуги. Но в конечном счёте цель регулирования состоит в том, чтобы управлять и приводить в соответствие деятельность страховой организации, если она нарушает закон, и в то же время не оставлять потребителя без услуг.

Но конечная цель – обеспечить такую ситуацию, когда уход одного, пусть даже крупного, игрока с рынка не оставит население без услуг. Именно для этого нужна конкуренция.

Беседовала Елена Фельгенгауэр

 
 
 
АСН Daily на ваш Email
Поделиться ссылкой
 
Страховые тендеры на сайте
 за неделю:
 за день: